Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Тополя Северодвинска: время умирать

21.10.2018
Изменить размер шрифта
Городской сквер до его озеленения, начало 50-х. Фото Николая Соснина

Недавний ураган напомнил о первом озеленителе Северодвинска – Николае Павловиче Соснине.

Последнего урагана, натворившего немало бед в городе, никто не ожидал, даже синоптики. На тот день они пророчили непогоду, но такое внезапное усиление шквалистого ветра (порядка 30 метров в секунду), похоже, застало врасплох и метеослужбу. Итог - повреждено около двух сотен зданий, 18 километров воздушных линий, по дюжине световых опор и светофоров и, если учесть лесопарковые зоны, повержено около двух тысяч деревьев.

Когда ураган стих, сразу пошли разговоры, мол, такого в городе ещё не бывало. Неправда! Разрушительные атмо-сферные явления хотя и нечасто но вторгались в Северодвинск. Кто постарше, должны помнить пару-тройку их в начале шестидесятых. Правда, через годы выяснилось: были они рукотворными – следствием ядерных взрывов на Новой Земле, когда испытатели «малость не рассчитали» силу и направление ударной волны. Мне, например, помнится, как летом 1961-го внезапная и не проницаемая взглядом песчаная буря, разъярившись ясным днём всего-то на полчаса, снесла башенный кран на строительстве спортивного корпуса Дворца культуры Ленкома. А кому-то и по сию пору памятен день, когда с нежданным бешеным ветродуем поднялось море и едва не перехлестнуло пороги цехов 50 и 42 на Севмаше. В тот же час Северная Двина вдруг пошла вспять, выбрасывая на архангельские берега плоты, лодки, катера, баржи и даже суда небольшого водоизмещения. Да и позже природные ураганы не раз валили широкие просеки в лесопосадках между Севмашем и улицей Первомайской. Так что не след преувеличивать - катаклизмы, подобные недавнему, в городе случались. Нынешней молодёжи их просто не дано помнить. Печальный нюанс в другом: штормовой ветер расправился с деревьями первых массовых посадок, организованных в городе.

Древо Моны Лизы
Заложенный на болотистой равнине, примыкающей к морю, Северодвинск уже в конце шестидесятых хорошел своей зеленью, а ещё через десятилетие зелёному убранству города удивлялись многие приезжие. Впрочем, завидовали нам и архангелогородцы, у которых система городского коммунального хозяйства фактически появилась лишь после памятного визита Никиты Сергеевича Хрущёва летом 1962 года.

Зелёные насаждения Северо-двинска уже много лет представлены главным образом тополями. Для сведения: тополь – род листопадных быстрорастущих деревьев семейства ивовых. Если брать различные его виды, каких, к слову, немало, тополь весьма распространён на планете - произрастает в умеренных регионах Северного полушария, хотя и берёт начало от субтропических районов Китая. В Америке он встречается от Канады до Мексики, произрастает тополь и в Африке. 

На днях моя коллега поделилась любопытной информацией: оказывается, Леонардо да Винчи написал свою Мону Лизу (Джоконду) вовсе не на холсте, как считают многие, а на доске, изготовленной из… тополя. На то, верно, Леонардо и был гением, что нашёл древесине тополя гениальное применение. Зато у простых смертных тополь не в большой чести: древесина его лёгкая, белая, мягкая, хорошо обрабатывается, могла бы служить сырьём для получения бумаги, искусственного шёлка, фанеры, простой мебели, пиломатериалов, тары и так далее. Однако столярных дел умельцы и химики отдают предпочтение иным породам. В малолесных местностях тополь используют для строительства, но лишь за неимением более пригодного материала. И на дрова тополь идёт не ахти: теплотворность его древесины в полтора раза меньше, чем у берёзы. Иными словами, не нравится мастеровому народу тополь. Зато озеленителям милое дело - он настолько неприхотлив, что произрастает практически на любых почвах.

Первый озеленитель
Николай Павлович Соснин - один из первостроителей Северодвинска, в период с 1951 по 1960 год был заместителем председателя горисполкома и отвечал за коммунальное хозяйство. То, что именно его называли первым и главным озеленителем Северодвинска, помню точно, и не только со слов Юрия Александровича Шукова – заведующего отделом редакции «Северного рабочего», куда я пришёл начинающим автором. Шуков тогда занимался темой «зелёного строительства» в городе и потому упоминал Николая Павловича не единожды. Сам же Николай Павлович на час нашего с ним знакомства давно уже был на пенсии, и шёл ему, если не изменяет память, девяностый (!) год. Заслуженный человек. Он родился в Архангельске, в 1932-м окончил Архангельский лесотехнический, работал сначала в леспромхозах и на торфоразработках, а после одним из самых первых приехал в Судострой (Молотовск). В начале войны Соснин возглавил строительный батальон на оборонных работах в Карелии, в Архангельске возводил временный мост через Кузнечиху, строил аэродром в Шелексе, а с 1943 года трудился в системе коммунального хозяйства Молотовска. Но сразу оговорюсь, началу нашего знакомства послужили вовсе не факты из трудовой биографии Николая Павловича, а его увлечение фотографией…

Однако вернёмся к тополям. Ботаники утверждают - они идут вверх примерно 40-60 лет, после их рост замедляется, деревья, как правило, начинают страдать от различных грибных заболеваний, слабнет их корневая система, ствол начинает гнить изнутри. Поражённое болезнью дерево, к тому же обладающее в почтенном возрасте широкой лиственной кроной, теряет прочность и устойчивость при сильных напорах ветра. В среднем тополя живут от 60 до 80 лет, и потому выходит, что недавний ураган жестоко расправился как раз с деревьями, посадку которых инициировал и организовывал Николай Павлович Соснин. 

А начало было таким…
До 1951 года улицы Молотовска зелёными насаждениями не облагораживались, а потому город даже с его новыми зданиями, прямыми и широкими улицами выглядел довольно тускло, что хорошо видно на исторических снимках. Однако к этому времени уже витала идея создать в Молотовске ремонтно-строительную контору, которая бы содержала в порядке жилые дома и административные здания (в основном деревянные), а идея благоустройства и озеленения улиц родилась параллельно этим замыслам. Николай Павлович Соснин, уже отработавший несколько лет главным инженером горкомхоза, стал одним из тех, кто замысел горячо поддержал. Тем более его специальность, полученная в институте, тесно смыкалась с лесопосадками.

Первые саженцы для озеленения города в Северодвинск прибыли с юга области, ещё точнее – из Устьянского района. Везли их на баржах по весенней реке. Со слов Николая Павловича, были среди саженцев берёзы, рябины, но преобладал неприхотливый тополь. Везли для посадки в городе и лесной кустарник.

Город наш тогда не имел столь широкого размаха, как сегодня, новостройки ещё только выходили на рубеж нынешнего проспекта Ленина, центральными считались улица Профсоюзная и Беломорский проспект, накрест пересекаемые перспективной улицей Советской. Вот с неё и решили тогда начать. В целом же главные работы по озеленению стартовали на территории, которую сегодня в просторечии принято называть старым городом. 

Одним из первых зеленеющих «квадратов» Молотовска стал городской сквер, который сегодня именуют кто детским парком, кто парком имени Игоря Белоусова (бывший министр судостроения СССР). Сквер в самом начале 50-х представлял собой песчаную площадку в непосредственной близости от тогдашних драмтеатра, главпочтамта и стадиона. Сохранилось немало любительских снимков, на которых можно отчётливо рассмотреть: не без художественных деталек забор вокруг сквера, деревянные ограждения ещё хилых газонов, некое подобие цветочных клумб, прямолинейные дорожки и… полное отсутствие деревьев - ни единого деревца! К слову, одно из самых удачных фото упомянутого сквера до его озеленения сделал всё тот же Николай Павлович, взобравшийся однажды на крышу здания управления стройки…

На посадку выходи!
Опять-таки сохранилась фотография с субботника по посадке деревьев. Но автор её уже не Соснин, поскольку на снимке с лопатой запечатлён сам Николай Павлович, которому принадлежит заслуга в том, что озеленение Молотовска приобрело в те годы общественно-массовый характер. 

«Зелёные субботники» не то что плавно, а, скорее, естественно вошли в повседневную жизнь населения – никто от участия в них не отлынивал, никого не принуждали. Наша семья жила тогда в доме на Ленина, 13/47, и ясно мне помнится-видится, как озеленяли жильцы его двор – пространство от дома до школы №7. Такие же субботники проходили и по всему городу.

Южная часть Молотовска располагалась на относительном удалении от моря, и к ней хотя и осторожно, но уже подступал лес. Поэтому кое-какие деревья и кусты здесь произрастали. Тем не менее и южную окраину не обошло стороной организованное озеленение. Причём ещё и плановое: были разработаны и отпечатаны в типографии отдельные бланки, где указывались схемы будущих посадок.

Здесь же, на юге Северодвинска, проспект Ленина и несколько параллельных ему улиц старого города выходили на рефулёрный котлован, ныне больше знакомый северодвинцам как «озеро у ДМ «Строитель». В пятидесятых, пожалуй, это был самый богатый на листву и траву квартал. Здесь много чего зеленело. В том числе и некоторое возвышение на берегу котлована, где впоследствии появились сооружения КОС. В ребячьем нашем просторечии это место так и называлось - Зелёная гора…

Город тогда менял свой облик стремительно, и любой замечал, как с каждым годом набирают силу вчерашние саженцы деревьев. А уж к концу 50-х, как подсказывает моя подростковая память, следом за деревьями в старой части города, и не только у частных домов, но и во дворах двухэтажных зданий, росли черемуха, акация, смородина, малина и даже крыжовник…

Скромнее отложилась в памяти закладка лесопарковой (санитарно-защитной) зоны, отделяющей сегодня Севмаш от улицы Первомайской, - вероятно, оттого, что для детских игр мы находили иные места. Здешняя зона насаждений, появившаяся на заболоченном пустыре, впоследствии получила в народе название «парка Костюшко». Это дань уважения Ивану Мартемьяновичу Костюшко, который, будучи одним из заместителей директора завода, занимался организацией посадок. Последние, разумеется, велись коллективами цехов и отделов предприятия на добровольных началах. В основном высаживали всё тот же не претендующий на особые условия проживания тополь. В пору, когда я учился в школе №14, деревца в «парке Костюшко» уже вымахали вверх метра на три, но сплошной зелёной кроны, как сейчас, ещё не образовали. К тому же поначалу территория парка прилегала лишь к двум заводским вахтам и зданию заводоуправления, но со временем, по мере исчезновения пустырей, свалок строительного хлама и гаражных шанхаев, она, по сути, заняла всю площадь между нынешней улицей Юдина и Портовой. А одно из коротеньких пешеходных ответвлений в лесопарковой зоне Севмаша, между прочим, стало улицей Парковой.

Позже, примерно с середины пятидесятых, когда на Яграх обосновался завод №893 (нынешний ЦС «Звёздочка»), искусственные зелёные насаждения стали появляться и в островном микрорайоне. Справедливости ради скажем, что и до этого момента Ягры считались местом массового отдыха горожан, ведь на острове произрастал небольшой хвойно-лиственный лес, а на береговой линии моря (район Яндовой губы) возвышались мощные дюны. Недалеко от них опять-таки участники субботников обустроили первый пляж и спортивные площадки.

С фото по жизни
Фотоаппарат совсем ещё юному Коле Соснину подарил отец. Коля его быстро освоил и с тех пор с ним не расставался. Достойно сожаления, что к своему девятому десятку Николай Павлович порядком подрастерял собрание снимков, но у тех, что уцелели, оказалась высокая историческая ценность. С ними он и предложил мне ознакомиться...

Его фотографий довоенных лет сохранилась буквально пара десятков, в основном виды Северной Двины: водное раздолье, живописные берега, широкие плотбища, колёсные пароходы, шлёпающие реку своими плицами…
Молотовск того же времени у Соснина представлен снимками, скажем так, объектов коммунального хозяйства. «Снимал то, что могло пригодиться мне по работе», - пояснял Николай Павлович. Здесь 1938 год (!): первый кирпичный дом в городе, деревянные дома на Беломорском проспекте, кирпичная электроподстанция, здание конторы водоснабжения, колонка водозабора (женщина набирает воду в ведро), дымовая труба одной из котельных, дощатые короба первых городских теплотрасс. Шедевр из «коммуналки» того времени - парикмахерская на улице Пионерской с улицы и внутри: зал, зеркала, кресла, цирюльных дел мастерицы и посетитель. Намного скромнее «окультуренный по последнему слову» помывочный зал городской бани с рядками каменных скамей и штабельками оцинкованных шаек. Но пожалуй, самое интересное для исследователя - коллектив тогдашнего банно-прачечного комбината, аж двадцать человек, в основном, конечно, женщины.

Из того, что снято в конце 50-х - начале 60-х: проспект Беломорский и улица Советская, где бульдозер выравнивает песок для укладки первого асфальта, строительство двухквартирных домиков на улице Южной, кирпичное здание цеха 19 – тогдашняя гордость городского водоканала. В особом ракурсе снята площадь Ленина (ныне площадь Победы): Дворца культуры ещё нет, зато есть вид на растворный узел и очень похожее на барак здание некоего управления, чуть поодаль от него… паровоз-«овечка» с двуосным вагоном-платформой. А на дальнем плане - дом 12, «построенный пленными немцами», с легендарным магазином «Ткани», который, кажется, уцелел и работает по сегодняшний день. И снято всё это Николаем Павловичем с балкона дома на проспекте Ленина, 13/47. Значит, дом, где я родился и жил до восьми лет, в те годы уже стоял! 

Последние староверы
А ещё Николай Павлович Соснин на всю жизнь сохранил особую преданность таёжной стихии. О таких людях обычно говорят: настоящий лесовик – он и охотник, и рыбак, и грибник, и ягодник. В конце концов, вовсе не случайно в конце своей трудовой деятельности он, оставив диспетчерскую службу в управлении стройки, возглавил городское общество охотников и рыболовов. О «таёжной» страсти Соснина я узнал со слов Бориса Александровича Неволина – известнейшего в Северодвинске человека, заслуженного строителя России, начальника окса «Звёздочки». В начале шестидесятых Борис Александрович в компании Николая Павловича исходил немало заповедных троп, в том числе и тех, что считались почти непролазными. Одна из таких являлась единственным путём сообщения средь болотных топей и вела на Амбурские озёра. Здесь на крохотном пятачке тверди вековал-доживал один из последних на Русском Севере староверческих скитов. С фотоаппаратом Николай Павлович, как уже было сказано, почти никогда не расставался, тем паче в лесных походах. А потому благодаря именно Соснину последние поселенцы уникального Амбурского скита предстают сегодня на фотокадрах.

Скит на тот год насчитывал несколько обветшалых домиков, в которых бытовали всего несколько старушек и один дедок. Центром поселения являлась небольшая рубленая церквушка. Кротко стояла даже невысокая деревянная звонница с колоколами, хотя уже с изрядно подгнившим срубом, покосившаяся. На снимках Николая Павловича Соснина запечатлены не только дома и хозяйственные постройки скита, пейзажи окружающей скит природы, но и внутреннее убранство церквушки – алтарь с иконами и более скромные предметы храмовой утвари…


*   *   *
Утром после урагана глядел на буреломы из выкорчеванных стволов тополей старого города и думалось мне, что если следовать известному канону: человек в этой жизни обязан посадить дерево, то Николай Павлович Соснин сделал намного больше: он оставил нам зелёный город. Но пожалуй, нет трагедии, что не устояли под ветром бывшие его устьянские саженцы-переселенцы, ведь так заложено самой природой – когда-то приходит и время умирать.

Олег ХИМАНЫЧ, морской историк
Газета "Вечерний Северодвинск", 42-2018
Фото

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий