Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Муза из рода Абрамовых

15.11.2017
Изменить размер шрифта
С 90-летием свою учительницу поздравляют ученики. И «Вечёрка».

Муза Петровна Манакова день рождения отметила вчера. А если по паспорту, то 90 лет ей исполнится завтра.

Музой её, деревенскую девчонку, назвал отец. Он тогда работал фельдшером в Верколе и за границей бывал – служил в Финляндии. «Я узнавала, в Холмогорском районе нас, Муз, было семь. А здесь, в Северодвинске, не сосчитать».

В Холмогорском районе Муза Петровна работала учительницей всю трудовую жизнь. И ещё на пенсии. «Посмотришь в окно: ой, уроки не кончились, а ребята идут. Значит, учителя нет. Что делать, пойдёшь в школу: примите меня. Четыре раза так было». 

Смотрела она тогда в окно на ребят Казенщины – это лесной посёлок, теперь безработный и почти пустой. 
Сейчас живёт на Яграх, переехала ближе к сыну. Купили квартиру за «путинский миллион» вдове солдата Великой Отечественной. Яков Петрович Манаков прошёл почти всю войну, вернулся с двумя медалями «За отвагу». Но когда пришли за справкой для квартиры в военкомат, получилось по документу, что воевал муж только три месяца. Это ни на что не повлияло, но Музе Петровне обидно.

Дядя Фёдор Абрамов
В девичестве Муза Манакова была Абрамовой. Великий русский писатель Фёдор Александрович Абрамов двоюродный брат её отца.

- Мы жили в Покшеньге, зимой в каникулы обязательно ходили в гости к ним, за двенадцать километров. Однажды со старшей сестрой отправились туда. И вот пришли, стучимся. Замёрзли! Фёдор Александрович открыл дверь, обрадовался. Меня схватил под мышки и на лестницу занёс. Слышала, как его брат Василий Александрович, он работал заведующим роно Карпогорского района, ругал Фёдора за то, что он какую-то ошибку допустил по литературе. Где-то какую-то запятую не поставил. Фёдор говорил: «Можно здесь не ставить». Василий: «Нужно ставить».

А однажды школьнице Музе вручили небывалую премию за хорошую учёбу – туфли. До этого наградой были карандаши, пеналы, а тут – туфли! «Такие чёрненькие, красивые». Поносила совсем недолго, стали малы. Муза Петровна не вспоминает, как жалко было, она до сих пор жалеет, что продала подарок за десять рублей: «Это была последняя награда за учёбу. Я думаю, не Василий ли Александрович Абрамов их послал, чтобы мне подарили. Он хороший был».

Кто хочет стать учителем?
Мест жительства переменила семья Музы Петровны в её детстве много. Напутать можно, если перечислять, да и ни к чему это. Один раз переезжали со всем скарбом даже на плоту, сколоченном отцом, против речного течения. Война была, ни машины, ни подводы не достать.

В седьмом классе Муза училась в Емецке, в тридцати километрах от дома. В четырнадцать лет учителями хотят стать уже немногие. Муза точно не хотела. Когда спросили, так и сказала, и ещё один раз повторила. Но в Емецком педучилище, наверное, тогда недобор был.

- Мне сказали: «Как ты можешь так говорить, ведь ты же староста!» Пришлось поступать. 
- Не пожалели потом?

- Стыдно сказать, но первый год работала плохо. 18 лет ещё не исполнилось, я была такая маленькая, худенькая. Ребята не слушались, потому что меня трудно было отличить от ученика. Но это в первый год. На второй уже было лучше. И на третий...

Те её школы Холмогорского района теперь малокомплектные, или их совсем нет. А в богатые на детей времена у Музы Петровны в классе было 49 человек. То есть в двух классах, в первом и третьем, и всю эту кучу надо было на одном уроке учить. В том числе пению и физкультуре.
Потом Муза Петровна окончила институт, стала учителем географии.

- Вам какая больше нравилась, экономическая или физическая? – всплыло в моей памяти школьное к месту.

- Физическая. Вы тоже любите географию?

- Нет. У вас, наверное, любимчиков не было?

- Как это не было? Всегда были. В последнем классе, седьмом, был любимчик, но, знаете, какой он был безобразный! Неаккуратный, всё вертелся на уроке.

- Чем тогда нравился?

- Не знаю.

Несправедливо строго Муза Петровна относилась только к сыну Анатолию. Сразу так и сказала ему учительница географии и классная: «Как бы ни ответил, оценку поставлю на балл ниже».

Про семью
С мужем Муза Петровна познакомилась, работая в Быстрокурском кусте – так говорили про маленькие деревни вокруг большой. Яков трудился киномехаником. Приехал с кинопередвижкой, привёз две картины. 

- Я говорю: одну можно детям показывать, а вторую – нельзя, и всё тут.

- Целовались на экране?

- Не помню уже почему. Наша школа закрывалась, меня собирались куда-то перевести. Я испугалась. Яков тут и подвернулся: «Выходи за меня». Я сказала «Иду». Но мне-то нравился другой. Заведующий роно Александр Александрович. Вы не знали его? - с надеждой смотрит на меня Муза Петровна. А я тогда ещё не родилась.

Свадьба была. Говорит, смешная, потому что у невесты в кошельке всего три рубля. «Думала, ладно, как-нибудь муж прокормит, а уж на свадьбу никого не приглашу». Половину своей зарплаты делила между сестрой и братом, чтобы учились. Сестра окончила мединститут, брат - техникум. Своих детей родились двое. Дочка учительница, сын работает на «Звёздочке».

Его маленького в садик не брали. Потому что мама учительница, папа киномеханик, а сад колхозный. «Вот и болтался я один по деревням, - рассказывает Анатолий Яковлевич. - Однажды в сугроб провалился, выбрался, а валенки там остались». Четыре года было ребёнку, но догадался добежать по морозу до соседки.

«А к юбилею я думаю…»
- Потом мы переехали в Казенщину. Потому что там несколько месяцев не было учителя. А как же детям без него? 

Гораздо лучше, конечно, с ним, если учитель хороший. Это издалека, из взрослости отчётливее видится. Музе Петровне бывшие ученики и звонят, и приходят, особенно те, кто живёт в соседних ягринских домах. И пишут про неё - в редакцию районной газеты с просьбой рассказать про заслужившего внимания человека. С холмогорской коллегой я к Музе Петровне и попала.

- Как вам живётся в Северодвинске?

- Хорошо. Дров не надо, воды носить не надо – красота.

- Такой день рождения впереди. Собираетесь отмечать?

- Однажды в молодости с учеником я поссорилась. И коллега мне сказал: «Тебе до пенсии не дожить». Тогда даже плакала, боялась, что дети сиротами останутся. А к юбилею я думаю… - большая такая пауза под загадочную улыбку, - я думаю к юбилею умереть.

Мы сидим за семейным столом, пьём чай и смеёмся. И над этой загадочной паузой, и над предъюбилейным планом. Муза Михайловна тоже улыбается, возможно, уже над нами. Потом мы прощаемся в коридоре, но она спешит следом на улицу, чтобы сказать, что шапку в такой холодный вечер надо надевать обязательно, чтобы усадить нас в машину внука, которому велено подвезти гостей. И чтобы предупредить строго: «Много про меня не пишите». «Всего одну страничку», - обещаю я.

Ольга ЛАРИОНОВА
Фото Марии Кулаковой

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий