Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Линии жизни Юрия Максимова

02.09.2018
Изменить размер шрифта
Они в вечном движении творчества, и возраст здесь не помеха.

Судьба человека
В пору ещё той, плёночной, фотографии были в Северодвинске два очень популярных фотоклуба – «Сиверко» и «Свет». А в них мастера, чьим творчеством город гордился и кого знал по-имённо: Юрий Полыгалов, Николай Глушко, Юрий Максимов… Юрия Николаевича Максимова я знаю как раз с того времени и тогда же обратил внимание не только на его снимки, но и на меткие, оригинальные подписи к ним – озаглавить работу ведь тоже надо уметь. Много лет помнилась мне одна из фоторабот: крупно – мужской лоб и глубокие волнистые линии морщин на нём, а подпись под снимком, кажется, «Линии жизни». Однако не так давно  Юрий Николаевич меня поправил:

- Тот снимок назывался «Рёбра жёсткости», и не я его автор, а Слава Бережецкий из клуба «Свет»…
Правда, дальше выяснилось: хотя фото сделал Бережецкий, но без Юрия Николаевича не обошлось: во-первых, подпись автору подсказал он, к тому же и… лоб на снимке, собственно, принадлежит ему, Максимову.
Я-то и сейчас уверен - для упомянутого фото что «Рёбра жёсткости», что «Линии жизни» подошли бы в принципе, поскольку и то и другое оставляет человеку свои отметины. Но рассказ мой о линиях жизни Юрия Николаевича.

Из любителей в профессионалы
Логично, если начну с давнего пристрастия Максимова к фотографии. Знал и знаю Юрия Николаевича как большого мастера, но никак не подозревал, сколь давнее это его увлечение. Рисовать он любил в детстве, рисовал и в начальной школе, а первые навыки фотодела освоил, будучи подростком, лет в тринадцать, - как раз в том возрасте, когда мальчишки накрепко прикипают к интересному занятию. Так случилось и у Максимова, когда в семье у его знакомого нашёлся фотоаппарат. Юра увлёкся, а собственный – зеркальный «Любитель» он купил позже, на стипендию, когда учился в мореходке. Свой самый первый снимок, сделанный им, и сейчас помнит: архитектурный шедевр - здание Одесского оперного театра. Ни в училище, ни дома лаборатории не было – плёнки курсант Максимов проявлял в затемнённом туалете, снимки по возможности печатал у знакомых. И конечно, всё это было на любительских началах. А всерьёз, по-настоящему Юрий Николаевич заболел фотографией, когда уже работал инструктором в архангельском спортобществе «Динамо»…

И здесь мне самое место признаться в очередных своих неожиданных открытиях в биографии Юрия Николаевича, о которых до последнего времени я и не подозревал. Во-первых, как увлечение спортом (как и фотографией) из любительских начал переросло в профессию. И второе: как Юрий Максимов стал зачинателем массового спортивного движения не только на северодвинской «Звёздочке», но и во всём Северодвинске…

Начало биографии
Его отец – Николай Дмитриевич Максимов, уроженец Курской области, военный. Мама – Мария Филипповна, южанка, с Херсонщины. Юра появился в 1933-м и после сестры стал вторым ребёнком. Перед самой войной семья оказалась в подмосковной Соколовке. Отец погиб в начале войны. Семью эвакуировали сначала в Казань, потом ещё дальше – в уральский Челябинск, хорошо знакомый не только танкостроением, но и всеми тыловыми лишениями, голодом, когда поощрением ребёнку считались два пряника в неделю на двоих. Учился Юра в школе, где не было спортзала, все игры во дворе, самые популярные – лапта и футбол, футбол с консервной банкой. Дворовый спорт, как и везде в те годы, обязательно соседствовал с дракой, а дрались жёстоко, и, случалось, дальше первой крови…

К концу войны голод вынудил семью податься на юг, в Ивано-Франковск, к родственникам матери. В День Победы оказались в Москве. Юре шёл двенадцатый. Что отпечаталось на всю жизнь в памяти парнишки: уже 8 мая люди чувствовали - ожидается очень важное, народ стал собираться на Красной площади. А 9 мая – салют, гулянье, и всё небо в клетку от множества прожекторных лучей, и в нём огромное полотнище - портрет Сталина…

В Ивано-Франковске школа была строго украинской, а украинский язык Юрию не давался. Он окончил семь классов и поступил в одесскую мореходку - хотел было на судоводительское отделение, но не прошёл по зрению, приняли его «на судостроение». Но вскоре это отделение закрыли и курсантов-судостроителей отправили в Архангельск, в местную мореходку. Так он  и оказался на Севере. На всю жизнь.

Раскачать Соломбалу
Мореходку Юрий Николаевич окончил в 1954-м, и уже всерьёз влюблённым в спорт. Без легкоатлета Максимова не обходилось ни одно соревнование. И это в городе, где спорт тогда процветал не только в яхт-клубе, а хоккейный «Водник» начинал греметь в первенстве страны!

Работать Юрий Николаевич начинал на СРЗ-176 старшим мастером ОТК, когда завод ремонтировал минные тральщики. Всё свободное время - на стадионе. Уже тогда проявились его организаторские способности: через райком ВЛКСМ взял да и раскачал Соломбалу - организовал спартакиаду. На это обратили внимание, и однажды его вызвал директор завода: «Тебя просят на работу в горком ВЛКСМ, и я тебя отпущу…»

Полтора года отработал Максимов в горкоме инструктором по спорту, и на него снова обратили внимание. Тем более был он уже рекордсменом области по прыжкам в длину - 7 метров 2 сантиметра. Не Карл Льюис, конечно, но по тому времени отлично! Вызвали на этот раз в обком КПСС. А там начальник УВД с просьбой – надо помочь областному «Динамо»…

Дали Максимову погоны лейтенанта, дали и квартиру. Но спустя время вспомнили, что Юрий Николаевич заочник института физкультуры, а ещё и кандидат в члены КПСС. Тогда вызвали снова: дорога тебе в Северодвинск - есть партийное поручение и письмо-запрос от Просянкина...

Директор «Звёздочки» Григорий Просянкин встретил Максимова словами:

- Я о тебе уже всё знаю. Иди к Левиту (Самуил Борисович Левит, начальник цеха 9. - Прим. О.Х.). Днём работай у него, а вечером организовывай спорт на предприятии...

Оптимистическая песня
Спорт в Северодвинске начала 60-х – это песня, отдельная и оптимистическая. В коллективы Севмаша и «Звёздочки» тогда пришло много молодёжи, и с физкультурой народ дружил. К тому же телевидение в квартиры ещё не пожаловало. Чем на досуге заняться? Выйти на стадион, на соревнования, поехать на слёт туристов – это только свистни! Были в городе эстафеты, на всесоюзный кросс по кличу газеты «Правда» собиралось по три тысячи бегунов. Никто никого не обязывал – всё сами. Появилась своя федерация лёгкой атлетики, очень популярным был бокс…

А на молодой в те годы «Звёздочке» с одобрения Григория Просянкина в каждом цехе появились физорги. И дело сразу в гору пошло! Напутствие директора Просянкина главному организатору спорта Максимову:
- Как наши выиграют, то приходи ко мне и говори, с каким счётом…

Появились на Яграх и свои лыжники, и баскетболисты, и гандболисты. Но мне, например, более памятно рождение футбольного «Беломорца» - достойного конкурента «Севера» и «Энергии». Что характерно, футбольное поле «Беломорца» появилось в двух шагах от заводской проходной. Правда, первые годы оно имело шлаковое покрытие, и многие сегодня вспоминают, как в решающих матчах чёрная пыль над ним столбом стояла.

А потом явился и хоккейный «Беломорец». Сначала отличились мальчишки: поехали на первый всесоюзный турнир «Золотая шайба» и привезли чемпионские медали. То-то, помнится, город гудел. И взрослая команда засверкала, когда к её тренерскому штурвалу стал Геннадий Якобсон. Да, что там первенство области, если со сборной ветеранов СССР играли! Играли и в хоккей с мячом – тренировал команду Сергей Пятлин.

Появился и яхт-клуб. И стоит он, между прочим, до сих пор - всякий съезжающий с ягринского моста его парусами и мачтами любуется. А ещё до яхт многие горожане разжились лодками и катерами. Массовым было поветрие, когда люди сами их шили и строили, по собственным проектам, или же покупали,  когда в магазинах в достатке появились «дюральки» и подвесные моторы. Водно-моторная станция на Яграх явилась стихийно, и сначала этот «шанхай» из гаражей и сараев всех устраивал, но потом из противопожарных соображений его решили ликвидировать. Горком КПСС идею поддержал, уж и бульдозер подогнали, чтоб снести. Но тут, как вспоминает Юрий Николаевич, за своих вступился Просянкин, мол, сами разберёмся, и тут же, получив отсрочку, катерникам-лодочникам - езжайте выбирайте место… Поехали, выбрали. Тогда Просянкин – Неволину (Борис Александрович Неволин, начальник окса «Звёздочки»): месяц сроку, чтобы болото засыпать песком. Засыпали, стали строить. Таким вышло начало ныне здравствующего водно-моторного клуба «Прибой»…

Со спортом Юрий Николаевич Максимов не расстался, даже когда сменил свои место работы и должность. С 1965 года он возглавил заводской участок размножения документации, но ещё долго затем оставался на общественных началах в совете спортивного общества. Причём при каждом удобном случае давал волю своему художественному воображению и творчеству. Знаете ли вы, что эмблему «Беломорца» придумал Юрий Николаевич? А эмблему спортклуба «Север» - знакомую всем снежинку? Был Юрий Николаевич и среди тех, кто стоял у истоков «Трудовой вахты» - многотиражки «Звёздочки»…

А как же страсть к фотографии, переросшая в профессию? Фотографию Юрий Николаевич никогда не бросал. Он и сегодня участник многих выставок, автор вернисажей, мастер, у которого есть чему поучиться.  

* * *
Есть люди, вечно движимые идеями и творчеством, и возраст им не помеха - так легли их линии жизни. А Юрий Николаевич многим был известен ещё и как странник. Он и сегодня много путешествует. Говоришь с ним и слышишь не только речь художника, но и зрелые мысли краеведа. И ловлю себя на мысли: похоже, берёт своё начало ещё одна, новая линия его жизни.

Олег ХИМАНЫЧ, морской историк
Фото Николая Гордеева
Газета "Вечерний Северодвинск", 35-2018

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий