Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Устоит ли дом Пикуля?

22.03.2015
Изменить размер шрифта
К дому Пикуля на Полярной, 19, сзади уже вплотную подбирается стройка. Фото Владимира Ларионова-мл.

Или как сохранить самобытные уголки из прошлого Северодвинска.

Детство в Соломбале
Помню, как легко, без каких-либо душевных терзаний из-за предстоящей смены места жительства я покидал Соломбалу. Корабельная сторона в ту пору уже утрачивала былую привлекательность. Ближе к центральной площади рылись котлованы под многоэтажную застройку, а ряды деревянных домов, кажущиеся на их фоне карликами, словно по команде, сменили заботливых хозяев на временщиков. Уже никто не следил за фасадами и двориками, некогда прибранные тротуары, улочки становились для пешеходов и машин непролазными.

…Самобытные уголки одноэтажной Соломбалы, блестяще описанные писателем Евгением Коковиным. Здесь жили корабельные мастера, которые во дворе своего дома, считай «на коленках», могли сшить гладью швертбот. Отсюда поморы пускались в рискованное плавание на промысел рыбы и зверя вплоть до сурового Груманта. Это символы поморской энциклопедии. То, что привлекало туристов к колыбели флота российского, к артефактам поморского уклада жизни. Что, спрашивается, сохранилось? Если не считать остовов экспедиционных судов по берегам рек, еще не до конца замытых песком, что еще? Разве что могильный камень на кладбище в конце улицы Терехина, под которым покоится прах арктического шкипера и гидрографа Петра Пахтусова. 
В погоне за миражами Соломбала перерождалась в безликий квартал Архангельска. Серийные многоэтажки, по замыслу властей, строились, чтобы из домов-развалюх расселить людей в благоустроенные квартиры. Получалось, как в схватке с многоголовой гидрой. Деревянные дома, оставшиеся после приватизации без должного ухода, угрожающе пополняли списки не пригодного для проживания жилья. Новостройки за спросом явно не поспевали.

Блатники из «деревяшек»
К сожалению, по такому сценарию стираются и исторические символы в старой части Северодвинска. Лет тридцать назад никого не удивляло, что люди меняли хрущевки на квадратные метры в деревянном доме. Прельщало, что квартиры с трехметровыми потолками куда просторнее и экология в них, в отличие от железобетонных «коробок», куда здоровее. Взять те же двухэтажки, в числе которых и дом Пикуля. Получить в них квартиру было верхом мечтаний. О тех, кто заселялся в такие домики, за глаза говорили: «Блатники». По проекту ФД-1.72 в пятидесятые годы было построено не меньше 30 таких зданий. Это не стандартные прямоугольники, украшением фасадов служили колонны, широкие балконы. Строились и другие, с не менее привлекательной внешностью здания. К нестандартному облику северодвинских улиц непосредственное отношение имел проектный институт Ленгипрогор. И это в период хрущевской борьбы с архитектурными излишествами, покончившей с эпохой сталинского ампира. 
Теперь те, кто с радостью заселял квартиры в «деревяшках», готовы избавиться от них любой ценой. Рушатся дома детства друзей, с кем неспешно гуляли по зеленым чистым улочкам старого города. Кто-то скажет: виновата перестройка. Да, было не до жиру. Однако и в те годы люди платили по квиткам ЖКХ. Только ли за свет и воду? А на ремонт фундаментов, кровли, фасадов денег собрать не удавалось?

Итог ошеломляющий. Газеты со ссылкой на данные мэрии сообщали, что в 2015 году в историческом центре Северодвинска предстоит разрушить порядка сотни аварийных домов, переселив 2900 человек. И на это планируется потратить без малого два миллиарда рублей. Те, кто по должности отвечает за состояние жилфонда, в один голос убеждают, что тратиться на ремонт «деревяшек» экономически нецелесообразно. 

В разрушительном списке
Недавно северодвинскую общественность взбудоражило сообщение о предстоящем сносе на углу улиц Полярной и Индустриальной дома, в котором жил будущий писатель Валентин Пикуль. Особо возмутило людей, что, со слов чиновника, здание, признанное не пригодным для проживания, не представляет какой-либо исторической ценности. Но может ли один служащий в силу личных предпочтений перекраивать карту города? Действует же при мэре совет старейшин, существуют демократические процедуры, позволяющие учесть мнение населения.

На той же улице Полярной, где жил Пикуль, домов, построенных по финскому проекту, осталось пять, и все они попадают в разрушительный список. Почему «деревяшки» съезжают со свай? По оценкам экспертов, дом из бруса прослужит как минимум 50-70 лет. Но при соблюдении правил эксплуатации и периодическом ремонте срок жизни увеличивается в два и более раза.

Никто не призывает удерживать людей в развалюхах, тесниться в коммуналках. Но и рубить под корень то, чем мы вправе гордиться, не годится. К примеру, десятки наших коллег, приезжающие из других регионов России, отмечали, что Северодвинск, несмотря на запущение старого города, сохраняет самобытность. Кто сегодня вспомнит название улиц на втором участке? Горожане объезжают поселение-призрак стороной. А когда-то жизнь здесь кипела. В компании с художником Андреем Баклановым, собирателем беломорских историй, мы забирались в самые окраинные места полуостровного района. Стояли на разрушающемся причале, у стенки которого пришвартовался пароход «Н.В. Гоголь», заглядывали в пустые глазницы оконных проемов первой город-ской теплоцентрали, на улице Черемуховой Андрей Петрович знакомил с домом художников. 

- Были и такие улочки, по которым горожане поодиночке старались не ходить, - рассказывал мой гид. - Скажем, дурной славой пользовался бревенчатый мостик через ручей на улице Проточной. По здешнему переходу водили пленных немцев, с ними нередко схватывались местные урки, доходило до поножовщины.
Истории старой части города не менее интересны и поучительны. Здесь жили те, кто создавал крупнейшую верфь страны. Хроники сороковых – восьмидесятых годов прошлого столетия запечатлены и в домах, и в самих улочках. Вырубать их под корень? Как аргумент – пример деревни Норинской в Коношском районе, где на деньги бизнеса восстанавливается полуразрушенный домик, где отбывал наказание «за тунеядство» поэт, нобелевский лауреат Иосиф Бродский.
Для города корабелов, у причалов которого в военные годы разгружались суда с вооружением для фронта по ленд-лизу, творчество писателя-мариниста Валентина Пикуля очень близко  –  оно как раз об этих событиях. В доме на Полярной после рекон-струкции уместно было бы открыть музей  героических страниц о жертвенности горожан во имя Победы в Великой Отечественной войне.

Северодвинский Арбат
Сказано же: человек без памяти как мельница без ветрил. Хорошо, если удастся сохранить для будущих поколений хотя бы островок того Молотовска-Северодвинска, каким он был во времена Валентина Пикуля и молодости родителей уже нынешних ветеранов. Одно из предложений - одну из улиц в старой части города сделать пешеходной. Замостить проезжую часть плиткой или деревянной мостовой. Автор многих краеведческих публикаций, фронтовик Михаил Платонович Кочнев помнит, как в 1937 году он шел по такому настилу с родителями от монастыря до барака на Республиканской. Иначе было ни пройти, ни проехать. Важно, каким будет и выбор архитектурных силуэтов зданий, что точно передавало бы дух эпохи первостроителей. 

Прошло больше десяти лет, как идею северодвинского Арбата вынесли на суд горожан журналисты «Вечернего Северодвинска». Их поддержали коллеги из других городских СМИ. Откликнулись и многочисленные наши читатели, которые, если в чем и расходились, так это в выборе точки на карте, где следовало бы прочертить контуры улиц с городской историей. Указывали на опыт Архангельска, где на Чумбаровке с одобрения мэрии восстановили рушившиеся двухэтажки. Теперь здесь своеобразный музей под открытым небом, собирающий в дни массовых гуляний толпы горожан. Местом туристического паломничества стали и Малые Корелы, куда свозились шедевры деревянного зодчества. 

В почте «Вечерки» называлась Полярная улица, которую безболезненно можно закрыть для транспорта. Кому-то более подходящей для «Арбата» видится улица Индустриальная, а кому-то - Торцева. На окончательный выбор смогли бы повлиять итоги конкурса проектов. Сложнее определиться, какими калачами завлечь инвесторов? Льготными условиями покупки земельных участков, доступными кредитами? Очевидно, что, переселив жильцов, фирма, которая вложит деньги в реконструкцию и содержание зданий, должна возместить затраты. За счет прибыли от работы кафе, сувенирных магазинчиков, от сдачи в аренду офисных помещений. Наконец, от продажи квартир горожанам, чьи доходы позволяют покупать не только дорогие машины.

К сожалению, акция газетчиков, ратующих за создание пешеходной зоны, чиновниками официально не комментируется. А караван идет, на месте пустырей, образующихся после сноса зданий из списка аварийных, идет активная застройка. Из кирпича и бетона складываются целые кварталы. Найдет ли сегодня тот же Михаил Платонович свой дом на Республиканской? Казалось бы, еще недавно приходил он к дому своей юности, заходил в квартиру, рассказывал приветливому хозяину, что прежде здесь не было перегородок, спали на полатях, отгораживаясь от соседей разве что занавесками.

Спишем в утиль эти дома подчистую, и улицы старого города не будут дышать историей. И никто не приведет на них своих детей, чтобы показать, как жили их родители. Так как же распорядимся мы тем, что связывает нас с прошлым? С ответом лучше бы не затягивать.

Василий РАШЕВ

         
     
 

Система Orphus
Обращаем ваше внимание, что в комментариях запрещены грубости и оскорбления. Комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.





Возрастное ограничение










Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий